Бунт в красноярской колонии №6: причины, последствия

В 1991 году в Красноярске произошел самый крупный тюремный бунт в российской истории. В восстании приняли участие более 3000 заключенных ИК №6. Бунт не могли подавить в течение 40 дней. В результате по всей стране начали происходить массовые беспорядки, а существующий на то время тюремный режим был пересмотрен. Ниже мы поговорим о событиях 1991 года, которые спровоцировали крупнейшее восстание российских заключенных.

С чего все началось

До начала вышеупомянутых событий «Шестерку» считали мирной зоной. Колония находилась под контролем администрации и заключенных, сотрудничавших с руководством тюрьмы. Воров в законе сюда не принимали, а в зоне существовало несколько группировок, состоящих из блатных. И обычные зэки, не входящие ни в одну из этих групп, должны были платить им дань, терпеть унижения, издевательства и физическое насилие. Опасность для жизни в то время мог представлять даже обычный поход в столовую – на заключенного попросту могли напасть с заточкой.

Осужденные без особого статуса, так называемые, мужики, содержались в нечеловеческих условиях. В бараках, предназначенных для инвалидов, царила антисанитария и смрад. Если же говорить о ШИЗО и помещениях камерного типа, то они и вовсе напоминали подвалы инквизиции. Немного лучше выглядели камеры для обычных осужденных.

В помещениях камерного типа заключенных могли содержать по полгода. Причем в небольшое помещение отправляли по 10-15 человек. И в таких условиях спать осужденным приходилось по очереди, ведь места для размещения всех зэков не хватало даже на полу. Некоторые камеры не были оборудованы даже умывальниками. Хранить пищу было попросту негде, поскольку в помещениях не было соответствующей мебели.

В среднем в камерах на каждого заключенного приходилось менее двух квадратных метров. Нередко окна в камерах были зарешечены, не пропуская солнечный свет.

Заключенных в ИК №6 отправляли в ШИЗО не только за пьянство и крупные проступки, но и за мелкие нарушения правил. Например, арестант мог загреметь в изолятор, если вместо сапог обул тапочки или допустил расстегнутую пуговицу на одежде.

Права на переписку осужденные не имели. Письма от родных попросту не доходили до адресата. Личные фото изымались. При этом заключенных регулярно избивали как за мелкие прегрешения, так и без повода.

Естественно, в таких условиях бунт был лишь вопросом времени. И стоит отметить, что терпели обычные заключенные достаточно долго.Бунт в красноярской колонии №6: причины, последствия

Точка кипения

6 октября 1991 года надзиратель обнаружил в одной из камер несколько заключенных, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Он увел их в ШИЗО. Здесь пьяных арестантов начали избивать.

Услышав стоны и крики, находящиеся в камерах зэки начали выламывать решетки. Металл не выдержал напора, и арестанты быстро вырвались на свободу, держа в руках металлические прутья. В приступе ярости они стали громить все вокруг.

К 22 часам бунтари захватили производственные и жилые помещения. Разъяренные зэки снесли забор, отделяющий штрафников, выбили двери помещения камерного типа.

Найдя представителей администрации, зэки нанесли телесные повреждения восьми служащим. После этого всех надзирателей выставили за ворота, требуя вызвать в тюрьму представителей прокуратуры, прессы и советской власти.

Наиболее тяжелые телесные повреждения получил помощник начальника ИК майор Хейфциг. Он выпал из окна, получив многочисленные переломы. По одной из версий он выпрыгнул сам. По другой же – ему помогли. Также досталось и блатным зэкам, которые сотрудничали с администрацией и устраивали расправы над обычными заключенными.

Узнав о произошедшем, председатель Совета народных депутатов тут же выехал на место событий. Также в тюрьму приехал замначальника УВД, который возглавлял Службу по исправительным делам и социальной реабилитации, и прокурор края. Власти также разрешили присутствовать при переговорах представителям телевидения и журналистам газет «Красноярский рабочий» и «Красноярский комсомолец».

В первую очередь заключенные пожаловались на некоторых сотрудников колонии, которых тотчас же отстранили от службы. Выслушав требования, власти отказались от силового подавления конфликта. Поэтому военных на территорию тюрьмы не вводили – солдаты вместе с сотрудниками МВД окружили исправительное учреждение по периметру.

Поскольку колония находилась в спальном районе города, то к утру рядом со зданием стали собираться местные жители. В переговорах с бунтовщиками принимал участие правозащитник Валерий Абрамкин, который в то время был представителем Верховного Совета РСФСР. Позже он рассказывал, как представители администрации пребывали в растерянности, увидев, как заключенные вытаскивают на крыши помещений ИТК газовые баллоны, подготавливая их к взрыву.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Проблема заключалась в том, что поблизости находились жилые дома. А соответственно, в результате взрыва могли пострадать мирные жители. В тот момент представителям администрации оставалось лишь ждать кровавой развязки.Бунт в красноярской колонии №6: причины, последствия

Ведение переговоров

Начав бунт, заключенные не имели какого-либо плана. Впоследствии они так и не смогли действовать слажено. Переговоры с властями вели не воры в законе, которых в тюрьме попросту не было, а обычные «мужики» и блатные, выбранные заключенными. И делегаты никак не могли договориться между собой относительно требований. Простые заключенные требовали продолжения работы в цехах и поддержание установленного порядка. Они хотели, чтобы закончились унижения и им дали спокойно жить на территории колонии. Блатных же, в свою очередь, больше интересовало разделение влияния между конкурирующими группировками.

Некоторые заключенные выбрались на крышу колонии и бросали в солдат камни. Военными подобные провокации игнорировались.

Пока стороны не могли прийти к консенсусу, жизнь в колонии шла по привычному распорядку. Здесь продолжала работать столовая и медсанчасть, грузовики забирали продукцию со складов, был открыт местный магазин. Заключенные пропускали на территорию только сотрудников служб обеспечения и представителей СМИ.

Основной бедой заключенных и переговорщиков стали наркотики и алкоголь, которые быстро распространились по колонии в первые дни беспорядков. На зоне проходили ежедневные пьянки. Причем посылки со спиртным попросту перебрасывались через забор. Остановить подобные поставки не удалось даже после того как власти решили усилить посты с милицией и солдатами. Охранники пытались выстрелами отогнать тех лиц, которые хотели подобрать подобные «подарки».

Со временем цеха встали. Причем оперативные работники лишь подогревали ситуацию. Они отправляли на территорию колонии своих людей, которые устраивали здесь поджоги. Отказавшись решить проблему силой, тюремная администрация хотела дестабилизировать обстановку, в итоге свалив всю вину на осужденных, которые перестали наведываться в цех.

Ежедневное пьянство привело к многочисленным хулиганским выходкам. Например, один осужденный угрожал ножом водителю, требуя передать ему авто. Завладев машиной, он разъезжал на ней по территории тюрьмы до тех пор, пока не разбил. Другой заключенный попросил сотрудников санчасти сделать ему успокаивающий укол, поскольку он не мог побороть желание кого-то убить. Не обошлось и без жертв – одному из осужденных перерезали горло.

Еще через время на территории зоны стало опасно появляться по ночам. Сотрудницы местного магазина отказались выходить на работу, боясь попасться заключенным под горячую руку.

В вечернее и ночное время суток зона оставалась без присмотра. В результате ночных разборок несколько заключенных погибли, а три офицера попали в плен. Ситуация становилась критической, и требовала быстрой реакции со стороны властей.

Подавление восстания

Понимая, что назревает вооруженный конфликт, некоторые заключенные принялись рыть подкоп. И некоторым из них даже удалось выбраться на свободу.

В результате власти приняли решение «зачистить» территорию ИТК-6 и вывезти зачинщиков бунта за пределы исправительного учреждения. Для подавления восстания был набран отряд из 1390 человек. Он включал в себя сотрудников спецназа, ОМОНа, исправительной службы и военных. Далее переговорщики по громкой связи приказали заключенным сдать запрещенные предметы и выстроиться поотрядно. Зачинщикам бунта предлагали готовиться к этапу.

Переговоры с осужденными вел генерал-майор, который предупредил о том, что при любых попытках сопротивления силовики применят огнестрельное оружие. Если же заключенные попытаются скрыться на захваченном транспорте, в ход будет пущен гранатомет.

Железобетонные плиты ограждений проломили при помощи бульдозера. В образовавшийся проем двинулись члены спецотряда. Первая группа захватила промзону, вторая – проникла в жилой сектор.

Увидев силовиков, осужденные пытались спастись бегством. Сначала они сбились в кучи, а затем выстроились поотрядно. Разжигателей конфликта отправили в СИЗО и избили. После этого они пошли по этапу. Захват тюрьмы произошел без жертв и почти без единого выстрела.

Красноярский бунт спровоцировал волну массовых беспорядков в советских тюрьмах. Это заставило власти пересмотреть режим многих исправительных учреждений. Результатом стали следующие изменения:

  • заключенным разрешили находиться в жилом секторе в спортивной одежде приглушенных оттенков и тапочках;
  • родственники заключенных могли передавать на зону теплое белье;
  • приказ об ограничении переписки и установлении лимита на закупки в местном магазине был отменен.

Заключенным разрешили покупать продукты питания, такие как хлеб, овощи, маргарин. Некоторые продукты они могли забирать с собой после обеда. Кроме того, администрации тюрем создали специальные комиссии из осужденных, которые следили за качеством продуктов в столовой.

Определенные изменения произошли и во внешнем виде зэков. Теперь им разрешили не бриться налысо и носить часы из недрагоценных металлов. Принудительное обращение к сотрудникам колонии «гражданин начальник» также было отменено.