Вдалеке от родины: российские арестанты, попавшие в тюрьмы за границей

На территории современной России хватает тюрем, чтобы разместить всех отечественных преступников. Однако по тем или иным причинам российские граждане оказывались в местах лишения свободы за границей. И чаще всего речь идет о тюрьмах стран, входивших в состав СССР. Ниже мы рассмотрим несколько таких колоний.

Брестская крепость

Брестская крепость имела до Первой мировой войны статус пересыльной тюрьмы. Здесь даже одно время содержался Феликс Дзержинский, будучи главным чекистом молодой советской республики.

В 20-е годы прошлого века, в разгар советско-польской войны, поляки использовали здание крепости в качестве концентрационного лагеря. Красноармейцев содержали здесь в нечеловеческих условиях. Они голодали, находились в холодных и сырых помещениях. Всюду царила антисанитария. В подобных условиях даже человек с крепким здоровьем быстро заболевал и умирал. В те годы в Брестской крепости погибло порядка 20 тысяч узников.

Сидел здесь и Степан Бандера, который до этого совершал неоднократные побеги из мест лишения свободы. Однако Брестская «крытка» оказалась ему не по зубам. Поэтому Бандере пришлось ждать официального освобождения в 1939 году, когда Германия напала на Польшу. В те годы Брест был польским городом.

Когда перед началом Великой Отечественной войны часть Польши отошла к СССР, в Брестской крепости находился небольшой военный городок с собственным гарнизоном, а также тюрьма строгого режима, которую охранял батальон НКВД. В ней содержались как обычные уголовники, так и политзаключенные. Последние состояли в основном из белорусских националистов и польских офиценов.

Когда немцы осуществили штурм крепости, то оставшимся в живых заключенным даровали свободу. На этом история Брестской крытой тюрьмы заканчивается. Превратившись в развалины, в середине 50-х годов прошлого века здание было взорвано саперами.

Алма-атинский централ

Эта тюрьма, расположенная в Алма-Ате, является одним из старейших исправительных учреждений, расположенных на территории бывшего СССР. В 1929 году сюда на 3 недели попал Лев Троцкий.

В 60-х годах прошлого века тюрьма для политзаключенных получила статус следственного изолятора. Администрация установила здесь жесткий режим. Имея деньги, заключенный мог получить наркотики, которые продавались с разрешения руководства.

В 80-х года прошлого века в Алма-атинский централ попал маньяк Николай Джумагалиев. Его осудили за многочисленные убийства и изнасилования, каннибализм. В итоге Джумагалиева признали невменяемым. Тем не менее, он еще долго сидел в казахстанской тюрьме, демонстрируя примерное поведение.

Рижский централ

Эта тюрьма называлась заключенными «Царством беспредела». Дело в том, что воровские законы в стенах этого учреждения не действовали. Здесь не собирали общак, а новичков часто избивали и опускали без всяких причин. Даже воры в законе боялись когда-нибудь оказаться в стенах этого исправительного учреждения.Вдалеке от родины: российские арестанты, попавшие в тюрьмы за границей

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Львовское СИЗО

Еще одно исправительное учреждение, в стенах которого творился откровенный беспредел. Во времена СССР здесь всем заправляли «польские воры» – опытные сидельцы из западных областей Украины и Беларуси. Эти уголовники не признавали традиционных воровских законов. Они вступали в серьезные конфликты с теми лицами, которые жили «по понятиям».

Ташкентский централ

Эту колонию называли арестантской жемчужиной Востока. Во времена СССР здесь сидели по большей части политзаключенные и лица, совершившие тяжкие преступления.

Однажды в Ташкентском централе оказался и знаменитый советский маг Вольф Мессинг. Причем по легенде, Мессинг попал в колонию неслучайно. Таким образом его пытались принудить к пожертвованиям на нужды воюющей Красной Армии. Состояние у предсказателя было немалое, а выкладывать необходимую сумму он не хотел.

В итоге в тюрьме на Мессинга «надавили», и он увеличил свое пожертвование настолько, что денег хватило на именной истребитель. После этого его отпустили.

Минский централ

Эту исправительную колонию в народе называют «Володаркой». Такое название тюрьма получила из-за улицы Володарского, на которой она была расположена. В 60-х годах прошлого века Минский централ переименовали в СИЗО.

В свое время в эту «крытку» был этапирован террорист-авантюрист Борис Савинков. Он был пойман в ходе нашумевшей операции «Крест», когда отечественные правоохранители попросту выманили преступника из-за границы. Позднее здесь сидел Павел Шеремет – оппозиционный журналист из Белоруссии.

Наиболее тяжелой обстановка в Минском централе была в послевоенное время, когда между ворами в законе и «польскими ворами» велись ожесточенные схватки. При этом масла в огонь нередко подливала администрация «крытки», стравливая враждующие стороны между собой.

Жесткий режим царил в Володарке как при советской власти, так и после развала СССР. Каждый человек, попадающий сюда, мечтает побыстрее выйти на свободу.

Чистопольский централ

Эта тюрьма, расположенная на территории Татарской АССР, в советское время была местом содержания известных диссидентов Натана Щаранского и Сергея Ковалева. Государственные преступники содержались отдельно от остальных, работали непосредственно в камерах, занимаясь плетением авосек и снастей.

Несмотря на сравнительно щадящий режим содержания, диссиденты нередко обращались к администрации тюрьмы с требованиями и протестами. Они неоднократно устраивали голодовки, пытаясь добиться каких-либо поблажек от руководства колонии. В этом плане наибольшую активность проявлял Натан Щаранский, которого впоследствии кормили принудительно.

Голодал в Чистопольском централе и Анатолий Марченко, осужденный за антисоветскую агитацию. И его также кормили насильно. Но если Щаранский в итоге был обменян на интернациональную группу разведчиков и сделал в Израиле головокружительную карьеру, то Марченко умер спустя 5 месяцев после выхода из голодовки.