Как лечат заключенных: уровень медицины в колониях и СИЗО

Жизнь за решеткой подчиняется особым правилам. Условия проживания заключенных далеки от курортных, а потому тяжелобольные преступники могут претендовать на помилование. Впрочем, это не правило, а лишь возможность, которой может воспользоваться судья. То есть, суд может не отправлять человека в тюрьму, если посчитает, что состояние его здоровья является неудовлетворительным.

Если же больной человек все же попадет за решетку, то местные врачи будут лечить его самыми простыми лекарствами. И то, если они окажутся в наличии. Также есть возможность вызвать в тюрьму гражданского медика или отправить заключенного в обычную клинику. Но добиться этого будет крайне сложно. По словам адвокатов, пока тюремная медицина подчиняется не Минздраву, а ФСИН, заключенным остается либо надеяться на общественную огласку, либо умирать без надежды на квалифицированную помощь.

Одна таблетка от всех болезней

Пока об ужасах тюремной медицины слагают легенды, многие заключенные вынуждены мириться с отсутствием базовых лекарств, наплевательским отношением и неквалифицированным подходом медперсонала. О невозможности получить качественную медпомощь в колонии уже успел пожаловаться Алексей Навальный. Ранее сообщалось о том, что бизнесмена Бориса Шпигеля, страдающего от онкозаболевания, вместо лечения отправили в изолятор.

Но даже если бы сотрудники тюремных медпунктов и хотели лечить пациентов, они бы не смогли оказать им качественную помощь. Причина: недостаток квалификации и отсутствие медикаментов. Арестанты жалуются на то, что анальгин в тюрьме является панацеей от всех болезней. Его дают и при головной боли, и при внутренних кровотечениях.

По закону лечить в тюрьмах должны так же, как и на свободе. Но нередко начальники изоляторов забывают о том, что основная задача таких учреждений – исправлять преступников, а не наказывать их. И если человек приговаривается к лишению свободы, он все еще имеет гражданские права, в том числе, и на оказание медпомощи в необходимом объеме.

Нигде в законодательстве не написано, каким именно должен быть уровень медицины в тюрьме. И никто не говорит о том, что он должен соответствовать лучшим медклиникам нашей страны. Но в медпункте должны быть хотя бы основные лекарства, а также обученный персонал, который периодически проходит повышение квалификации.

Как лечат заключенных: уровень медицины в колониях и СИЗО

Как добиться медпомощи в тюрьме

Когда заключенный обращается к сотрудникам колонии с просьбой о помощи, то об этом делается запись в специальной книге учета. В ней же осужденный впоследствии должен расписаться, тем самым подтвердив, что ему было оказано лечение. Такой журнал существует для контроля действий тюремной администрации.

В действительности же оказывается достаточно сложно установить правдивость сведений, указанных в таких книгах учета. Были случаи, когда сотрудники контролирующих органов проверяли журналы, где под всеми обращениями располагалась одна и та же подпись. Как оказалось впоследствии, подписи в книгах ставили местные врачи или надзиратели.

На официальном сайте ФСИН есть информация о том, что обратиться к медработнику может любой арестант. Сделать это можно во время обхода камер. Также арестанты могут обращаться к сотрудникам дежурной смены СИЗО, которые должны отвезти больного в медицинскую часть или медкабинет. Если дело не терпит отлагательств, больному вызывают бригаду скорой помощи.

Нередко арестанты умирают через несколько дней после обращения к врачу. И в этом случае не проводится никаких проверок, в результате которых медик мог бы получить наказание. Реалии тюремной жизни таковы, что в камере может несколько недель лежать парализованный больной, но медиков заставит перевести его в больницу лишь активная позиция сокамерников.

Бывший секретарь ОНК Псковской области Игорь Романов, рассказал о плохой стоматологической помощи в тюрьмах. По его словам, в исправительных учреждениях не хватает ни инструментов, ни материалов для пломб. Бывало такое, что один набор выделялся на всю исправительную колонию. Заключенные в таком случае принимались по очереди, и доктор даже не успевал осуществлять дезинфекцию инструментов. Многие арестанты отказывались лечить зубы в таких условиях, потому вынуждены были терпеть боль.

Сторонние медики допускаются на территорию большинства исправительных учреждений лишь в исключительных случаях. Поэтому врачебная помощь за решеткой оставляет желать лучшего. Ее оказывают не в полном объеме, причем допущенные медиками ошибки нередко становятся причиной смерти пациентов.

Недавно Страсбургский суд признал РФ виновной в смерти заключенного, у которого открылась язва. Тюремные медики не могли справиться с проблемой, и состояние здоровья арестанта ухудшалось. Тогда было решено отвезти его на операцию в районную больницу. Однако мужчина скончался от кровопотери прямо в автозаке. Мать покойного арестанта получила 25 тысяч евро компенсации.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Как обстоят дела с лекарствами в СИЗО и колониях

Исправительные учреждения обеспечиваются лекарствами крайне скудно. Поэтому тяжело больным заключенным остается надеяться только на помощь родственников. Близкие люди могут передать арестанту необходимые лекарства. Эти медикаменты передаются на хранение местному врачу. Он должен ежедневно выдавать их больному в установленных дозах, отмечая график приема в медицинской карте.

Однако так дела обстоят лишь в теории. На практике все гораздо хуже. Именно штатный врач колонии решает, в каком именно лечении нуждается осужденный. И по мнению большинства местных врачей, один препарат является панацеей от нескольких, совершенно несвязанных друг с другом заболеваний. Соответственно, весь курс лечения ограничивается выдачей больному такого медикамента.

Показания или жизнь

Многие граждане наслышаны о пытках, которые устраиваются надзирателями, чтобы «выбить» показания из арестанта. И большинство из этих страшных историй правдивы. Причем иногда сотрудники колоний и СИЗО переходят все допустимые границы.

Например, обвиняемый с хроническим заболеванием был отправлен в столичный СИЗО, где его состояние резко ухудшилось. Мужчина не смог принимать пищу, и его отправили в местную больницу. Однако лучше ему не стало. Тем не менее, проведя ряд неэффективных процедур, медики выписали арестанта и вернули его в камеру. Когда адвокат гражданина пытался добиться его освобождения, сотрудники СИЗО лишь разводили руками, говоря об отсутствии необходимого медоборудования.

Защитнику оставалось лишь найти стороннюю больницу, которая сможет провести лечение в требуемом объеме. Но подобное по общим правилам возможно лишь с письменного согласия того следователя, который занимается расследованием конкретного уголовного дела. Последний согласился дать добро на лечение обвиняемого только при условии, что тот даст нужные ему показания. В результате арестанта таки отправили в больницу, где ему была проведена срочная операция.

Однако так везет далеко не всем. Например, у арестанта, отправленного в СИЗО «Лефортово», была диагностирована онкология. Тюремные медики не спешили лечить тяжелобольного заключенного. Его лишь однажды вывезли в онкоцентр, где на находившемся в наручниках заключенном тренировали студентов-медиков. По словам этого арестанта, процедуры проводились без обезболивания, а его спина была мокрой от крови.

Так же он жаловался на то, что сотрудники СИЗО не передавали ему медикаментов, присылаемых родными. В результате он ослеп на один глаз и был переведен под домашний арест лишь тогда, когда согласился дать показания против своего подельника.

Можно ли получить освобождение от тюрьмы

На законодательном уровне установлен перечень заболеваний, с которыми обвиняемый не будет помещен в СИЗО, а осужденного отпустят из колонии. И конкретных диагнозов в этом списке не так и много. То есть, в документе указаны лишь общие формулировки. Например, если у арестанта выявлена тяжелая форма такого-то заболевания, то его следует оставить на воле, где ему смогут оказать специфическую медицинскую помощь. При этом отсутствуют какие-либо четкие положения, обязывающие суды освобождать от тюремного заключения тяжелобольных людей.

По мнению большинства специалистов, перечни этих заболеваний необходимо расширить. Кроме того, следует дополнить описания болезней конкретными данными.

Например, один из подозреваемых по уголовному делу имел серьезное заболевание и мог скончаться в СИЗО в любой момент. Следователь, ведущий данное дело, обратился к своему начальству, попросив провести несколько экспертиз в срочном порядке. Но в ответ его лишь заподозрили в получении взятки.

Сегодня сотрудники медчастей колоний и СИЗО обладают достаточным количеством полномочий, чтобы скрывать наличие у заключенных серьезных заболеваний. Соответственно, арестанты не получают лечения, что неизменно приводит к ухудшению их состояния. И лишь в единичных случаях об этом становится известно общественности.

Как бороться с проблемой

Специалисты считают, что изменить эту ситуацию может лишь реформирование тюремной медицины. И все, что нужно сделать на первом этапе, это передать полномочия тюремных медиков Министерству здравоохранения. Однако на данный момент никаких действий в данном направлении не осуществляется.

Большинство организационных проблем возникает по той причине, что ФСИН отделена от Минздрава. Сегодня в российских колониях и СИЗО отмечается катастрофическая нехватка медицинского персонала и квалифицированных врачей. А все потому, что работа эта непрестижная, и заниматься ей никто не хочет.

В тюрьме пациенту могут кое-как оказать лишь первую помощь. А вот справиться с чем-то посложнее местным медикам уже не удается. Можно, конечно, отправлять тяжелобольных зеков на лечение в гражданские больницы, но для этого требуются госконтракты, а бюджета на все не хватает.

Сегодня у ФСИН имеются свои лаборатории и лечебные учреждения, однако их категорически не хватает. К тому же, далеко не в каждом регионе есть возможность для оказания медицинской помощи по всем направлениям. Специалисты уверяют, что нередко заключенных везут в больницу по этапу, и только на сборы в этом случае нужно потратить ни один день. Подобное положение вещей порой приводит к позднему выявлению заболеваний и неправильному лечению.

По мнению большинства специалистов, в кардинальных изменениях нуждается и действующее законодательство, регулирующее правила оказания медицинской помощи арестантам. Сегодня оно четко не регламентирует ни порядок лечения, ни процесс передачи лекарственных средств.