Подольская ОПГ: криминальный бизнес и борьба за власть

Подольская ОПГ в конце 80-х была известна на всю страну. Практически все школьники Подмосковья при случае упоминали о знакомствах с местными «бригадирами» и «бойцами». Те же люди, кто реально связал свою судьбу с деятельность банды, в большинстве своем уже давно лежат на кладбище. Многие боевики Подольской ОПГ были младше 25 лет. Они массово умирали на «стрелках», но о смерти тогда никто не задумывался.

Ниже мы рассмотрим ключевые моменты в истории подольской преступной группировки. Также мы выясним, почему участников данной банды называли смертниками.

История создания

Центральной фигурой Подольской ОПГ является Сергей Лалакин по кличке Лучок. Он был одним из основателей банды и являлся бессменным ее руководителем, сумев сохранить бразды правления при наличии других претендентов на лидерство.

Такое прозвище Лалакин получил по той причине, что работал на овощебазе в доперестроечные времена. Преступную деятельность Лучок начал в середине 80-х годов прошлого века. Вместе с приятелями они сколотили небольшую банду, промышляя рэкетом, махинациями с валютой и игрой в наперстки.

Одной из первых преступных схем, использованных Лалакиным, было мошенничество, связанное с обменом валют. Для поиска жертв преступник становился рядом с обменным пунктом, предлагая людям купить доллары по выгодному курсу. Если доверчивый гражданин соглашался, то ему вручалась «кукла» (пачка денег, в которой верхняя и нижняя купюра – подлинные, а остальные – подделки).

Впоследствии Лучок смог объединить несколько небольших преступных группировок, став их главарем. Так и появилась Подольская ОПГ. С момента основания банда вела активную деятельность во многих криминальных сферах, постепенно вытесняя на второй план карманников, представляющих в Подольске старую воровскую элиту.

Борьба за лидерство

Постепенно Подольская ОПГ разрослась до невероятных масштабов. В московском уголовном мире о новой группировке узнали в конце 80-х годов прошлого века. К тому моменту банда насчитывала несколько подразделений. Одной из бригад руководил Сергей Попов по кличке Поп. Он являлся одним из самых авторитетных лидеров ОПГ и мог претендовать на главенство в банде. Однако в 1990 году его посадили в тюрьму на 2,5 года. Поэтому временно Попову пришлось отойти от дел.

Место Попа в группировке занял авторитет «старой школы» Николай Игнатов по прозвищу Седой. Он контролировал автомобильный бизнес в регионе.

Лалакина такое двоевластие не устраивало. В какой-то момент он решил идти ва-банк и заявил Седому о своих правах. Конфликт удалось разрешить без крови – Игнатов уехал, а Лучок с того момента стал единственным руководителем банды.

В 1993 году Попов вышел из тюрьмы, и теперь он мог претендовать на руководство бандой. Однако Лалакин предложил ему роль «бригадира» (руководителя одного из подразделений). Поп согласился. С этого момента он контролировал те фирмы, которые специализировались на торговле нефтепродуктами и должны были платить «дань» группировке.Подольская ОПГ: криминальный бизнес и борьба за власть

Подольские не из Подольска

Поскольку Подольская ОПГ состояла из нескольких небольших банд, то она изначально была разделена на бригады. Между ними было четкое разделение зон контроля.

Поначалу группировка контролировала городской Центральный рынок. И здесь каждый продавец знал своего смотрящего в лицо, исправно платя «дань». Со временем страна становилась «свободнее», и криминальный бизнес разрастался. В начале 90-х годов прошлого века рэкетиры вымогали деньги у АЗС, ларьков, рынков, частных магазинов, расположенных в Серпуховском, Чеховском районах и Щербинке. Эти братки называли себя подольскими, однако по большей части были выходцами из южной части Подмосковья.

Причем большинство из этих рэкетиров ни разу не видели главаря ОПГ. Они лишь знали его фамилию, а общались исключительно со своим бригадиром.

Подольским приходилось несколько раз отстаивать свои права на криминальный бизнес. У них было несколько стычек с чеченцами, которые поначалу всячески пытались взять контроль над Подольской ОПГ. Периодически «отжать» у группировки прибыльное дело пытались и криминальные авторитеты.

В то время как колхозы в Подмосковье разваливались, а заводы останавливались, братва ежедневно гуляла в ресторанах, разъезжала на дорогих машинах и ходила по саунам.

Войны с другими ОПГ

До 1992 года подольские не имели крупных конфликтов с другими представителями криминального мира. Однако с начала 90-х разразилась настоящая война между группировкой Лалакина и бандой, возглавляемой Сергеем Федяевым – неоднократно судимым уголовником по кличке Псих. В составе ОПГ психа было немало матерых преступников, готовых на все ради своего босса.

Крупная перестрелка между бандами произошла в августе 1992 году возле кафе, расположенного на Серпуховском шоссе. Подручные Лалакина расстреляли Психа и его водителя из пистолета и двух автоматов. Затем они вывезли труп Федяева в деревню под Подольском, планируя его сжечь.

Шофер Психа получил серьезные ранения и умер спустя 5 дней в больнице. Однако перед смертью он назвал правоохранителям имена двоих сообщников Лучка, которые участвовали в перестрелке. В результате правоохранители завели уголовное дело по факту убийства, но вскоре приостановили его по причине недостатка улик.

Лишившись лидера, подручные психа примкнули к банде, возглавляемой криминальным авторитетом Николаем Соболевым по кличке Соболь. Ранее он отсидел срок за убийство. Союзником Соболя был Александр Романов по прозвищу Роман.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

В марте 1993 года в центре Подольска два киллера Лучка открыли огонь из автоматов по «Мерседесу» Романова. Он погиб на месте. Через 10 дней после его смерти пропал без вести и главарь группировки Соболев. Его труп нашли в реке в Домодедовском районе спустя два месяца. В одном из карманов Соболева следователи обнаружили записки с номерами авто. По ним оперативникам удалось выйти на московскую фирму, которую в то время контролировала банда Лалакина. Других данных, свидетельствующих о причастности подольских к убийству, найти не удалось.Подольская ОПГ: криминальный бизнес и борьба за власть

Подольская банда также несла ощутимые потери. Устроив расправу над конкурентами, главари группировки и сами оказались в группе риска. Например, возле своего дома в Щербинке в 1993 году был расстрелян один из главарей щербинской братвы, входящей в состав Подольской ОПГ. Убитым оказался Валентин Ребров, который к тому времени был видно фигурой в группировке и решал ряд вопросов самостоятельное, без участия Лалакина. Ходили слухи, что он даже не платил деньги в общак.

Однако подобные выходки ему прощались, поскольку щербинские крышевали доходный бизнес, связанный с продажей автозапчастей. По долгу службы они не раз конфликтовали с чеховскими, владевшими автосервисом «Жигули» в своем городе.

Естественно, последние приторговывали краденными машинами. В те времена можно было недорого купить ворованные «Жигули» и кататься на них от Серпухова до Москвы. Причем местные гаишники такие машины не останавливали и закрывали глаза на липовые документы.

Расположенный в Бирюлево Покровский рынок также периодически оказывался под контролем щербинских. И за него они готовы были биться на смерть с измайловскими, ореховскими, люберецкими. Через время стороны мирились, а затем снова устраивались бойни. Причем свежие бойцы поставлялись в бригады регулярно.

По слухам, к убийству Реброва мог приложить руку и сам Лалакин. Последнего не устраивало то, что Ребров начал проявлять непокорность. На его место взяли более сговорчивого Сергея Ульянова по кличке Ульян.

Спустя 4 месяца после смерти Реброва погиб его близкий друг Владимир Губкин – криминальный авторитет, контролировавший несколько автомагазинов на южном отрезке МКАД. Незадолго до смерти Губкин подался в бега. Некоторое время он провел в деревне на Волге вместе с семьей, но был застрелен при возвращении в Подольск.

На этот раз оперативникам удалось выследить исполнителей убийства по горячим следам. Через время киллеры Подольской ОПГ были арестованы. Во время слушания дела об убийстве Губкина в зал заседания вошел его брат, который потребовал выдать киллеров ему. Судебное заседание было объявлено закрытым на следующий день. Впоследствии дело отправляли на доследование, но дальнейшая судьба киллеров неизвестна.

Бизнес, построенный на смерти

Люди, которые в 90-е связались с криминалом, старались не думать о смерти. Уважаемые криминальные авторитеты в то время умирали, словно мухи. Оказавшись не в то время не в том месте, человек мог погибнуть в результате взрыва или случайного выстрела. И все потому, что братки решили «убрать» бандита, жившего по соседству, но дали осечку.

В те годы машины взрывались в любое время суток, причем нередко они находились рядом со школами или детскими площадками. Все зависело от того, где припарковался бригадир.Подольская ОПГ: криминальный бизнес и борьба за власть

В середине 90-х убитым бандитам стали возводить помпезные мраморные памятники, а подмосковные кладбища в те годы разрастались так стремительно, как никогда ранее. И поскольку ритуальные услуги стоили недешево, то их также облагали данью. Причем бандиты вели кровопролитные войны за возможность «крышевать» работников кладбищ.

Борьба за влияние в данной сфере ведется и по сей день. Например, в 2016 году на столичном Хованском кладбище произошла массовая разборка со стрельбой.

В 90-е годы прошлого века подольских нередко называли смертниками. А все потому, что банда не щадила рядовых бойцов, которые массово погибали во время бандитских разборок. Тогда в подольскую группировку мог попасть практически любой молодой человек, который был готов выполнять ответственные поручения. Многие из таких бойцов не доживали и до 25 лет. Однако в отличие от криминальных авторитетов, на их могилах не установлены двухметровые памятники.

Многие в те годы шли в банду, ища богатой жизни. Однако в итоге они погибали в войне за чужие деньги.

Легализация бизнеса и дальнейшая деятельность

Со временем скрываться от правоохранителей подольским становилось все сложнее. Лалакин был обвинен в мошенничестве в октябре 1995 года. Также он фигурировал в уголовном деле о взрыве на Котляковском кладбище.

Вести преступную деятельность дальше было небезопасно, и в те годы многие криминальные авторитеты задумывались о легализации бизнеса. Понимая, что он может рано или поздно загреметь за решетку, Лалакин становится теневым учредителем фирм «Анис» и «Союзконтракт». Также он контролировал фирмы «Метрополь» и «Оркадо», фактически владел Центральным международным туркомплексом. С этого момента Лучок стал честным бизнесменом и о своем криминальном прошлом старался умалчивать.

Со временем Лалакин стал почетным гражданином Подольска. С середины 90-х он завязал с криминальным прошлым, и является крупным бизнесменом.